НУЖНО ли делать УРОКИ вместе с ребенком?

А насколько это педагогично, «психологично» и в принципе правильно делать уроки вместе с ребенком или вообще…

Ночью я дописывала очередной текст, легла в четыре.

Утром заходит Даша.

— Мам, я не успела сольфеджио сделать, сделаешь за меня?

В тот момент я была согласна на что угодно, лишь бы меня не кантовали.

— Сделаю. Поведу Гришу на трубу, пока буду его ждать, сделаю.

Музыке я училась давно и 2 года. Максимум, что могу теперь — сыграть одной рукой простенькую мелодию в двух октавах (первой и второй). Басовый ключ — это уже за гранью. Ну что я — не разберусь в сольфеджио 2 класса музыкальной школы? Да фигня!

Так и не выспавшись, на ватных ногах, забираю Гришу из школы и привожу в музыкалку.

Смотрю задание, открываю рабочую тетрадь. 7 упражнений на одной странице, три на другой и еще одно на третьей. Глаза боятся, башка трещит, а руки делают. Поехали!

Ну, обозначить устойчивые ступени гаммы до мажор — это просто. Ре мажор, соль мажор, фа мажор? — Посложнее, конечно, но выполняемо. На неустойчивых ступенях си бемоль мажор я уже напряглась.

На задании «обведите синим карандашом ступени мажорных гамм, между которыми образуется полутон» закашлялась и полезла в учебник.

На этапе транспонирования мелодий из фа мажор в соль мажор и из до мажор в си бемоль мажор ко мне подсела завуч музыкальной школы.

— Давайте я вам помогу!

— А ничего что я за ребенка задание делаю?

— Ну, вы же потом ему все объясните. 

— Эээ, неудобно как-то. Я себя чувствую застуканной на месте преступления.

— Ничего, ничего, сейчас все быстренько сделаем!

Справились за несколько минут. А тут и Гриша освободился.

Я встретила его вполне живой, взбодрившейся и довольной собой. Но! Надо смотреть правде в глаза: задание было и впрямь пустяковское.

Помнится, недавно я за Дашу упражнения по интервалам делала (превратите большие секунды в малые, поставьте там, где необходимо, диезы, чтобы все терции стали большими, постройте вниз от звуков ДО, РЕ, МИ интервалы: м.2, б.2, м.3 и б.3).

Вот там реально вынос мозга был. А тут что? Безделица.

ут же встает вопрос, а насколько это педагогично, «психологично» и в принципе правильно делать уроки вместе с ребенком или вообще за него?

Официальный ответ: неправильно.

Учеба в школе и домашние задания как ее существенная часть — это ответственность ребенка.

Это не такая уж простая, но совершенно посильная для него «работа», поэтому, в идеале, он должен справляться с ней сам (имея, конечно, возможность попросить помочь, если что-то непонятно или трудно).

А если не справляется, если не умеет грамотно распределить свои силы и время, пусть идет в школу с невыученными уроками, зарабатывает там свои законные двойки, краснеет, огорчается, делает выводы и исправляет.
Смысл тут в том, что обучение в школе — дело ребенка, а не родителей. Это важно.

Чем больше родитель берет на себя здесь ответственности и контроля, тем меньше их остается у ребенка, который утрачивает собственную мотивацию, энергию и самоуважение.

И чем больше родители стараются, чтобы их ребенок учился лучше, тем меньше у него на это шансов.

Как и шансов на то, чтобы учиться управлять собой, своей жизнью, отвечать за результаты своей деятельности, ставить собственные цели и достигать их.

Однако в жизни, как всегда, не все так прямолинейно и однозначно.

Требования современной школьной программы – серьезные.

Существует также жизнь вне школы (всевозможные кружки/секции, в которые реально тянет).

Да и вообще – по-хорошему – еще должно оставаться время на прогулки, игры, книжки, мультики и ничегонеделанье.

В итоге, наш бедный 7-8-9-10-и далее летний ребенок загружен по самую маковку.

Он бы, может, и рад только на гитаре учиться играть. Но его в музыкальной школе пригружают еще нехилым сольфеджио, музыкальной литературой и хором, на которые надо не только ходить, но еще и задания делать.

Это здорово, если у нашего ребенка высоченная мотивация, тяга к знаниям, внутренняя собранность и нервная система сильная, а если нет? 

Так нужен ли рядом с ребенком, делающим домашнее задание, взрослый? Я считаю, да – если речь идет о первых двух (трех) годах начальной школы и по крайней мере первом годе школы средней (т.е. о 5-ом классе, когда появляется кабинетная система, много новых предметов, а главное – учителей с их различными и порой противоречивыми требованиями).

Дело в том, что без взрослого ребенку на первых порах (!) трудно организовать свою работу, следить за временем и управлять своим расписанием.

Ему нужен рядом тот, кто послужит проводником и надежной опорой в этой новой для маленького человека деятельности.

Кто будет замечать достижения, подбадривать и подпитывать веру в его собственные силы.

Вспоминаем Л.С. Выготского и его закон «зоны ближайшего развития»: в каждом возрасте у ребенка есть определенный круг дел, которые он может делать сам. И другой круг – побольше – тех дел, которые он сам выполнить не в состоянии – только с помощью взрослого.

По мере развития ребенка круг его самостоятельных дел увеличивается за счет тех, что раньше выполнялись вместе с взрослым.

Проще говоря, завтра ребенок САМ будет делать то, что сегодня делал вместе с мамой (whoever) и именно благодаря тому, что мама ему ПОМОГАЛА. 

Но! Помогающий взрослый присутствует в жизни школьника не для того, чтобы нависать над ним зорким критикующим орлом или решать за него задачки, а чтобы объяснить непонятное, задать правильные вопросы, спланировать работу, помочь ее начать, а потом проверить и похвалить.

По мере того, как ребенок осваивает новые навыки, взрослый постепенно отходит, «отпускает вожжи» (главное — не упустить этот момент, когда пора медленно отходить и отпускать), освобождая ребенку пространство для самостоятельного развития и позволяя испытывать радость и гордость от того, что у него самого многое получается, что он может, способен, успешен.

И вот после всего так красиво написанного, вы спросите меня – как же так получается, что я делаю за свою 10-летнюю дочь задания по сольфеджио? Это вы еще не знаете, что я за нее и математику делаю, когда она по понедельникам 5 часов в художественном лицее натюрморты рисует. 

Жизнь – она же как река. Не всегда у реки есть правильные, четко очерченные берега. Иногда ее разносит, разливает, иногда тесно сжимает между грубыми скалами.
Я что хочу сказать: умение расставлять приоритеты, быть гибким и действовать по обстоятельствам, не создавать себе тюрьму из жестких, раз и навсегда принятых правил, иногда выходить из берегов, а потом вновь в них возвращаться, оставаясь при этом в русле собственных ценностей и установок, – это неплохо и здорово помогает в жизни. 

Я считаю, что ребенка нужно поддерживать. Не брать на себя ответственность за его учебу, не контролировать каждую букву, нет, а подстраховывать там, где у него вот-вот закончатся ресурсы, и он станет заваливаться, как забор – в неуспех.

Неуспех, как и физическая усталость, имеет свойство накапливаться и замечательно отравлять существование.

Накапливающая усталость и накапливающийся неуспех опасны тем, что ребенок может надорваться, разувериться в собственных силах и, как следствие, возненавидит учебу и потеряет интерес и стимул к обучению. 

Так что: смотрите на своего ребенка, его способности и возможности, ни в коем случае не сравнивайте с другими детьми и не упрекайте за промахи, позвольте ему развиваться там, где ему интересно, поддерживайте его самостоятельность, не навязывайте свои представления об успехе, будьте той каменной стеной, на которую всегда можно опереться и если надо – попросить о помощи.

Ирина Чеснова

Источник

Яндекс.Метрика