Мучительная правда, которую я скрываю как мама с чувством тревоги!

Что если бы они увидели меня вчера?

Сегодня я ходила в церковь и надеялась, что они не заметят.

Я даже надела свое любимое платье и завила волосы, чтобы убедиться, что они ничего не заподозрят. Я встала прямо, отвела плечи назад, а мои дети «ползли» позади меня. Мой муж шел за нами, он отставал на всякий случай, потому что он знал, что это может быть день, когда я попытаюсь сбежать.

Помощник передал мне мой бюллетень, и я глубоко вздохнула, прежде чем войти, мое сердце колотилось. Я почувствовала твердую руку моего мужа на моей спине, и мы вместе вошли и заняли свои места на скамье.

Что если бы они увидели меня вчера? Или сегодня утром? Я подумала про себя. Что если они увидят то, что происходит за закрытыми дверями? Что если бы они знали?

Я осмотрела комнату, все лица и в отчаянии опустила голову. Я больше всего боюсь, что они увидят меня такой, какой я себя вижу.

Не полированная женщина, сидящая на скамье, а дрожащая, взволнованная женщина в халате на полу в шкафу дочери, изо всех сил пытающаяся отдышаться.

Женщина, чья кожа холодеет, когда ей нужно куда-то идти и быть в группе людей.

Женщина, чье сердце начинает биться при виде груды белья, посуды в раковине и всепоглощающей мысли обо всем «что если?»

Женщина, которая чувствует себя не женщиной, а маленьким ребенком, который просто хочет, чтобы его обняли, и сказали, что все будет хорошо.

Женщина, которая устала и полна стыда от своего беспокойства. И это тот, кого они будут знать, как я. Как я себя вижу.

Но если бы они увидели эту женщину тогда, скорее всего, то, что произошло бы потом, они бы запомнили. Вещи, за которые они меня знают. Вещи, которые я должна видеть в себе.

Они увидели бы, как я вытираю слезы с моих глаз, и продолжаю идти, вместо того чтобы оставаться в куче на полу.

Они увидят, как я смело приму лекарство, которое поможет мне стать лучшей матерью и женой, вместо того, чтобы быть сильной без него.

Они увидят, как я учусь справляться со своей тревогой, а не натягиваю одеяла на лицо каждое утро.

Они увидят, что я полагаюсь на Его силу внутри себя и от окружающих, вместо того чтобы пытаться делать все это самостоятельно.

И они увидят, как я выберусь с этого шкафа.

Снова.

И снова.

И снова после этого.

Самым большим страхом является то, что они увидят меня такой, какой я себя вижу. Но, пожалуй, мой самый большой шаг в исцелении мог прийти, когда я увидела себя так, как они меня видят.

Как воина надежды!

Яндекс.Метрика