Научное утверждение: желание «съесть» своего ребенка делает вас лучшим родителем!

Оказывается это странное желание легко объясняется!

Дети. Очаровательные, милые дети. Эти маленькие комочки счастья во всей этой восхитительной новизне просто заставляют нас хотеть держать их и заботиться о них на этом маленьком этапе жизни, всегда.

Честно говоря, мы все знаем желание просто «укусить» их. Итак, сдерживаться – это все, что мы можем сделать, чтобы не прижиматься к этим пухлым маленьким бедрам со всеми этими соблазнительными ручками и пальчиками. Делая все возможное, чтобы сопротивляться нашему желанию укусить нашего ребенка, мы можем задаться вопросом: это нормально?

Будьте уверены, мама, ваше стремление «съесть» вашего ребенка – или вашего малыша, или вашего мужа, или ребенка вашего друга – в этом отношении – подкреплено эволюцией, биологией и множеством исследований. Это не только нормально, это здорово.

Младенцы призваны помочь людям влюбиться в них. Огромные глаза и крошечные носы, губки словно розовый бутон, пухлые щечки, мягкие ручки и ножки – все это в совокупности с чистой сладостью – заставляет нас хотеть заботиться о них и да, даже есть их тоже.

Эти навязчивости являются частью механизма эволюционного связывания и означают положительные эмоции и здоровую привязанность, а также помогают нам снизить уровень стресса за счет высвобождения накопленной энергии и эмоциональной перегрузки. Несколько исследований предоставили понимание биологических основ человеческого ухода и нейробиологическое объяснение того, почему мы чувствуем эти побуждения.

Короче говоря, мы жестко привязаны к тому, чтобы выглядеть, как ребенок, заботиться о нем и «хотеть его съесть».

Эволюция и наука замышляют нас

Этология – это изучение поведения человека и социальной организации с биологической точки зрения. Это также область науки, в которой доказано, что дети милые по определенной причине – чтобы привлечь нас и заставить нас заботиться о них.

Симпатичные физические характеристики определены этологом Конрадом Лоренцем как «детская схема».

За прошедшие годы мы стали подсознательно ассоциировать круглые лица, большие глаза, большие лбы и маленькие подбородки с милыми детскими чертами. Достаточно взглянуть на кукол, героев мультфильмов (например, «Микки Маус» Уолта Диснея), рекламы и даже дизайна автомобилей – привет, Volkswagen Bug – чтобы увидеть теоретический IRL Лоренца.

В материале журнала «Труды Национальной академии наук» (PNAS) группа исследователей проверила влияние схемы ребенка на восприятие привлекательности и мотивацию к уходу у 122 студентов. Используя методы морфинга, они манипулировали фотографиями 17 детских лиц, чтобы получить изображения высокой детской схемы или «милой» (круглое лицо, высокий лоб, большие глаза, маленький нос и рот) и низкой детской схемы, или «не симпатичной» ( узкое лицо, низкий лоб, маленькие глаза, большой нос и рот).

Студенты просмотрели обе категории вместе с оригинальными портретами каждого младенца, затем оценили привлекательность младенцев и то, насколько они были мотивированы, чтобы заботиться о них. Портреты с самой детской схемой (дети, получившие оценку «симпатичный») коррелируют с сильнейшим импульсом обниматься и обеспечивать защиту и уход за младенцами.

Интересно, что другие исследования показали, что женщины, как правило, больше интересуются младенцами и уходом, чем мужчины. Исходя из этого, ученые также выдвинули гипотезу, что женщины будут иметь более высокую реакцию на детскую схему, чем мужчины. Таким образом, в своем следующем исследовании исследователи решили определить нейронную основу этого альтруистического материнского инстинкта.

Во втором исследовании 16 женщин, которые никогда не рожали, были выбраны для просмотра случайной последовательности одного и того же набора младенческих лиц из первого исследования во время измерения их мозговой активности. Во время сеанса женщины оценили картины на привлекательность.

Используя функциональную магнитно-резонансную томографию (МРТ) для картирования их мозговой активности, исследователи смогли увидеть, что независимо от того, были ли женщины матерями младенцев, более высокая схема младенца активировала мезокортиколимбическую систему, которая является нейронной сетью, связанной с вознаграждением.

Выделение дофамина – гормона хорошего самочувствия – из мезолимбического пути в прилежащее ядро регулирует мотивацию и желание и облегчает обучение двигательной функции, связанное с вознаграждением.

Ученые предположили, что восприятие младенцев с высокой детской схемой как «милых» представляет собой положительный стимул, благодаря всплеску дофамина, который обеспечивает мотивационный стимул для заботливого поведения. Такое взаимодействие мезокортиколимбической системы доказывает биологическую основу для ухода за людьми, предоставляя нейробиологическое объяснение того, почему мы испытываем желание заботиться обо всем, что напоминает ребенка.

С эволюционной точки зрения, жесткая привязка к схеме ребенка у детей, отличных от наших, является адаптивной, “поскольку человеческие предки, вероятно, развивались как совместные заводчики с социальной системой, характеризующейся распространением роли смотрителя на членов группы, отличных от матери».

Хотя остроумие может побудить нас заботиться обо всем, что выглядит как ребенок, оно может также чрезмерно стимулировать нас, заставляя перегрузить наш мозг.

Но как все это объясняет, почему мы хотим «съесть» нашего ребенка?

В 2015 году аспиранты-психологи провели два исследования в лаборатории отношений Кларка в Йельском университете. Исследователи Ориана Арагон и Ребекка Дайер определили, что слишком много «симпатичных» стимулов (в данном случае, детской схемы) вызывает агрессивную реакцию – или противоположное выражение.

«Симпатичная» агрессия, или «диморфное выражение», – это когда избыток положительных эмоций вызывает выражения, обычно связанные с отрицательными эмоциями.

В своем первом исследовании участникам были показаны фотографии таких милых детей, что они одолевали их позитивными чувствами и заставляли их проявлять признаки высокой агрессии, говоря, что они хотят ущипнуть их за щеки и «съесть их».

Как и ожидалось, у участников было больше положительных эмоций при просмотре фотографий более симпатичных детей, чем при просмотре фотографий менее симпатичных детей.

«Когда вы видите что-то невыносимо милое, у вас возникает такая позитивная реакция», – говорит ведущий исследователь Ориана Арагон. «Эти чувства становятся подавляющими, и по какой-то причине (с) остроумием «диморфное выражение» оказывается стискиванием зубов, сжатием кулаков и (констатацией) агрессивных высказываний, таких как «Я хочу тебя съесть», когда мы чувствуем такое сильное счастье, оно проявляется как насильственный импульс.

Так почему мы это делаем?

Это средство для снятия стресса.

Слишком много положительных эмоций может быть таким же стрессовым и подавляющим, как и слишком много отрицательных эмоций – и это так же плохо для нашего тела. «Быть очень высоким или действительно низким все еще выделяет гормоны стресса, и это все равно будет тяжело для организма», – объясняет Арагон. «Чтобы регулировать эти эмоции и восстановить равновесие и эмоциональное равновесие, нам нужно снять стресс противоположным образом, то есть агрессивно».

Арагон объясняет: «Мы регулируем эмоции множеством разных способов. Иногда мы пытаемся переосмыслить ситуацию. Иногда мы пытаемся подавить свои эмоции чистой волей. Иногда мы удаляемся из ситуации, которая вызывает эмоции. И с этим новое открытие, мы выясняем, что иногда мы отвечаем с противоположным выражением от того, что мы чувствуем, и это, кажется, помогает уравновесить нас также».

Итак, во втором исследовании Арагон и Дайер решили определить, действительно ли симпатичная агрессия в реакциях на инфантильные стимулы регулирует эмоции и в процессе снижает уровень стресса.

Во втором исследовании те, у кого были самые высокие «агрессивные» отклики на фотографии, т.е. самая сильная стимуляция, как правило, имели более низкий уровень положительных эмоций через пять минут после просмотра изображений, что привело исследователей к убеждению, что «милая агрессия» помогает им регулировать и уравновешивать свои общие эмоции».

(P) люди, которые (выражают агрессию), кажется, лучше оправляются от этих сильных эмоций», – объяснил Арагон.

Это хорошо: это способ мозга вернуть нас к нормальному, более управляемому диапазону эмоций. Потому что, если мы вышли из-под контроля, мы не можем заботиться о нашем ребенке. С точки зрения эволюции, стрессовая мама, будь она расстроена или взволнована, может быть не самой внимательной мамой, поэтому природа построила таким образом, чтобы выровнять киль и держать нас бдительными, стабильными и способными действовать.

Работа исследователей подкрепляется другими исследованиями, которые также пришли к выводу, что, уравновешивая одну эмоцию с выражением другой, выражение этой эмоции функционирует, чтобы регулировать другую эмоцию.

Природный способ уравновешивания эмоций имеет широкие преимущества

То, что ученые извлекают уроки из этого явления, изучается как средство для облегчения психических заболеваний. «Видите ли, (биполярные) люди сходят с ума в течение нескольких дней – они действительно высокоэмоциональны, они действительно взволнованы. Это оказывает вредное воздействие на организм. Потенциально, это (исследование) может привести к улучшению терапии… для людей, которым трудно управлять своими эмоциями», – говорит Арагон.

Признавая преимущества эмоционального освобождения и баланса, полученные от этого явления, Арагон и Дайер считают, что дальнейшие исследования могут помочь людям лучше понять отношения и эмоциональные состояния.

Итак, мама, совершенно нормально и полезно хотеть «съесть» вашего ребенка.

Яндекс.Метрика