Снова стать мамой: я так скучаю по своему первенцу!

Я так скучала по нему, что чувствовала физическую боль…

Через пару дней после того, как мы привезли нашу дочь домой из больницы, я сидела на диване и кормила ее, а мой сын объявил, что хочет пойти на улице. «Почему мы не ждем маму?» – спросил его муж. «Она тоже хочет пойти».

«Маме не нравится выходить на улицу», – сказал Инди, и мое сердце разбилось.

Это быстро – всего за несколько дней – я превратилась из основного приятеля моего сына и главного партнера в «невеселого» родителя. Тот, кто «не хотел» бегать и бить по мячу, или плавать, или играть в прятки.

Я так сильно хочу сделать это.

И внезапно, из-за грудного вскармливания и восстановления от родов и того факта, что теперь у нас двое детей, и если один хочет выйти на улицу, пока другой спит, нам нужно расстаться, и это так и должно быть… я не могу сделать эти вещи.

Я так скучала по нему, что чувствовала физическую боль, стеснение в груди, когда думала о том, как мы проводим это лето, путешествуя вместе, собирая клубнику на полях или просто сидя на солнце и кушая блины, и задавалась вопросом, сможем ли мы когда-нибудь снова это сделать.

Когда я была беременна, практически все мои друзья, у которых было больше одного ребенка, сказали мне, что в первые недели, по крайней мере, должно было случиться так, что мой муж в основном будет отвечать за нашего малыша, пока я буду заботиться о ребенок.

Так что я знала, что так оно и будет, но все же – в те первые несколько дней после того, как мы вернулись домой, я так скучала по Инди, что с трудом переносила это.

Я пролистала фотографии, которые я сделала во время нашей последней поездки в зоопарк, фотографии, когда он сидел в поезде и широко улыбался, и они заставили мое сердце болеть.

Потому что теперь его отец заставлял его улыбаться, подбрасывал его в воде, пока я смотрела из тени. Дело не в том, что я не хотела, чтобы мой муж проводил такое особое время со своим сыном – конечно, я это сделала – это … я думаю, я чувствовала себя немного обделенной.

Я не хочу перестать быть частью смеха нашего сына. Я не хочу быть родителем, который находится в стороне от воспоминаний о детстве нашего сына или нашей дочери.

Меня не удивило, что больно проводить намного меньше времени наедине с моим сыном… но вы знаете, что меня удивило?

Как быстро регулировка прошла от болезненной до действительно, действительно хорошего состояния.

Я вижу, куда движется будущее, и время со всеми четырьмя из нас, время наедине с моим сыном, время наедине с моей дочерью… просто время. И наблюдать за моим сыном с его сестрой… то, что она приносит в его жизнь – и он для нее – стоит всего.

Наблюдая за тем, как он гладит ее по голове, когда она плачет и говорит: «Все в порядке, все в порядке»

Смотреть, как она прижимается к коленям старшего брата – это просто стоит каждого каменистого момента, который происходит прямо сейчас.

Поэтому, пока мы приспосабливаемся, я искала способы, чтобы облегчить переход для всех.

Прошло уже две недели, и я пару раз брала своего сына на быстрое свидание с мамой и сыном – всего двадцать минут на детской площадке через улицу или бег по пляжу, пока мой муж и наша дочь ждут в машине с кондиционером. И даже в этих мини-экскурсиях я чувствовала, что принимаю «дозу лекарства», которая помогает мне вспомнить, что мы все еще пытаемся найти свою опору в этой новой жизни, как семья из четырех человек.

Но мои отношения с моим первым ребенком все еще там, как и всегда.

Сейчас все в порядке, и сейчас факт в том, что мой муж – тот, кто бросает его в бассейн и бегает с ним по паркам … но я скоро вернусь к ним.

И тем временем, есть это…

Когда в конце дня мы возвращаемся из лагеря домой, сыну обычно нравится сидеть спокойно и слушать радио. Но вчера он сказал: «Я хочу поговорить с тобой».

«Я так тебя люблю», – сказал он. «Я могу держать тебя за руку?»

Поэтому я потянулась назад и держала его руку всю дорогу домой…

Яндекс.Метрика