Просмотров: 3032

Привезли как-то в больницу трехлетнего мальчика. Одного. Без мамы. Детдомовского

Далеко не каждый…поступил бы аналогично…

– У него не было своей чашки, ложки и наволочки. Но он уже умел сам заправлять постель, натягивать колготки и подолгу сидеть тихо, сложив руки на коленях, будто старичок…

Мы познакомились в очереди на рентген. Обе вторую неделю кашляем. Перед нами еще три человека и времени достаточно, чтобы пересказать всю жизнь. Она краснощекая, в аляповатом платье, с двойным подбородком. Смешная, шумная, говорит суржиком.

Рассказала, что у нее четверо детей, один из них – приемный:
– Мы лежали с младшим в больнице и уже готовились к выписке, как привезли трехлетнего мальчика. Одного. Без мамы. Детдомовского. У него была ОРВИ. Он не плакал, не бегал, не смеялся. Покорно глотал таблетки и снимал штанишки для укола. Съедал все, что давали, и вылизывал тарелку, как щенок. Игрался узлом пододеяльника и боязливо трогал пальчиком наш игрушечный танк.

Сын тогда спросил:
– Мама, а почему у него нет игрушек?
Я ответила невнятно. Как сумела.
– А почему у него нет мамы?
На этом вопросе растерялась еще больше.

Захлебнулась воздухом, а сын вдруг попросил:
– А давай ты станешь нашей общей мамой.
Мы оформили документы и через месяц забрали мальчишку домой. А что? Где трое – там и четверо. Он славный, наш любимчик. Уже знает буквы и стихи про трубочиста. Любит петь, особенно про «Чумачечую весну». В этом году идет в школу.

Из кабинета вышла медсестра и спросила: «Кто следующий?» Женщина бодро поднялась и одернула платье. Я успела схватить ее за рукав:
– Вы героиня.

Она засмеялась, и смех перешел в кашель. Вытерла слезы. Забросила сумку на плечо:
– Да ладно. На моем месте так поступил бы каждый.

Я остаюсь в коридоре. Долго смотрю на белый отполированный пол. Чувствую себя жалкой. Трусливой.
Понимаю, что далеко не каждый…поступил бы аналогично…

Автор: Ирина Говоруха

Новое видео:

Новое видео:

Источник