Просмотров: 375

Советы психолога: как быть, если ребенок столкнулся со сложной для него информацией?

Мы рядом с детьми не только для получения академических знаний. 

Мы живем в сложное время. Наши дети абсолютно не защищены от потока информации, которая несет для них часто шокирующие, непонятные, негативные сведения. Это касается не только новостей и фактов из жизни, даже школьные учебники могут вызывать тревогу родителей и педагогов.

Знаете, решила я написать об этом, потому что почти каждый день последние недели эта тема возникает. Что делать, если ребенок услышал, прочитал, увидел сложную для него информацию, которая вызвала острую реакцию.

«Сложные темы»

Сейчас особенное время – мы ослаблены. «Сложные темы» – смерть, болезни, секс – и так не очень освоены, а сейчас, для того, чтобы их исследовать – гармонично входить в них и безопасно выходить из них, часто у взрослых рядом с детьми, не хватает ни сил, ни знаний. Я благодарна учителям, которые мне стали писать вопросы об этом. Опасно, когда им безразлично. И мне всегда так тяжело слышать, как случайно провоцируется то, с чем потом приходится серьезно разбираться.

Ситуации, о которых были запросы (5 за последние недели) – ребенок прочитал текст в книге (по школьной программе, дома, в книгах домашней библиотеки), текст у него спровоцировал сильную реакцию. Родители предъявляют претензии учителям и директорам школ, те часто переводят ответственность на авторов книг. 

Мы не знаем, что для каждого конкретного ребенка (взрослого) может стать триггером для его острой реакции – при чтении в классе или дома текста из школьной или внешкольной программы(саму программу я обсуждать не буду), при просмотре мультфильма, фильма, игре.

Что делать, если ребенок столкнулся со сложной для него информацией? Советы психологаУчитывая текущую ситуацию, в которой мы оказались, нам действительно важно учитывать новые вводные. Во многих семьях дети столкнулись со смертью близких от ковид, гибелью родителей. Есть возрастной страх смерти – около 7 (10) лет. И тема смерти действительно звучит острее именно в это наше с вами тревожное время. 

Тексты, которые есть в школьной программе, часто принимаются, как «руководство к действию», чтению и предлагаются учителями без осмысления. Мы – родители – предлагаем детям книги, которые сами не просмотрели или ориентируемся на свой собственный опыт.

Я очень хочу, чтобы мы научились говорить с детьми на все темы, не прячась, называя то, что происходит – прямо. Но нам важно выбирать степень воздействия, чтобы она не превысила возможности выдерживания ребенка и важно выбирать форму подачи (только сегодня договаривались о том, что на следующий год подготовим программу для учителей – как подавать детям сложные темы так, чтобы это стало опорой, а не травмой, надеюсь, у меня хватит сил на это).

Когда мы готовим мультфильмы собственного производства (я консультант детского телеканала), мы ориентируемся по степени воздействия на самого уязвимого ребенка. Чтобы информация в мультфильме была максимально нетравматично и корректно подана. Книги пишутся, не учитывая «индивидуальной переносимости» детей. И часто включаются в хрестоматии без инструкции для учителей по их сопровождению.

1. Если учитель знает, что в классе есть ребенок, недавно (до 3 лет) переживший горе – текст может стать ретравматизацией. Его важно читать только вместе со взрослым. Важно наблюдать за реакцией ребенка.  А иногда можно текст и заменить. Когда учитель сам готовит урок (или родители смотрят, что задают для домашнего чтения) – ориентируйтесь на свое состояние после чтения текста. Я задавала учительнице вопрос – как вам самой кажется, этот текст о смерти в хрестоматии для детей – дает облегчение после прочтения или остается вопросом и открытой темой внутри? Если он оставляет «открытый процесс» – мы не можем предугадать, к чему этот процесс приведет ребенка.

2. В ведении любой сложной темы – три части: (я так часто об этом пишу) стабилизация, конфронтация, интеграция. Стабилизация – до самого чтения, погружения в тему: акцент на том, что мы все вместе, в классе, что мы – есть друг у друга, что мы банда. Мы укоренены в жизни. мы в безопасности. Конфронтация – непосредственно погружение в сложную тему. Интеграция – выход из темы, акцент на том, что мы в безопасности, что наша память, любовь –  это огромноая сила. Что в память о тех, кого мы потеряли – мы будем жить. И сделаем что-то важное. Сильное.

3. Если во время чтения (просмотра) ребенок меняет позу, сжимается, появляется дрожь – мы останавливаем чтение. Или Подходим, обнимаем (если это возможно) ребенка. называем его чувство («то, что тут написано, так грустно, это страшно, мне самой так сложно это слышать… ты вспомнил о чем-то из твоей жизни? Хочешь, я с тобой выйду из класса? Хочешь, чтобы мы остановились или сможем читать дальше?

4. Когда мы закроем книгу – все, что сейчас было в рассказе – закроем вместе с ней. Книгу закрываем – В свою реальную жизнь возвращаемся!

Я допускаю, что это не входит в обязанности учителей. Но я абсолютно уверена – что мы рядом с детьми не только для получения академических знаний.

И мне так бы хотелось, чтобы эта информация не пригождалась ни учителям, ни родителям. Всего доброго и мудрого!

Новое видео:

Новое видео: