Просмотров: 2298

Я его не растил, скажешь сдать его в детский дом – сдам

Говорил муж, держа за руку ребёнка. Жена ответила, глядя на них.

Я работала в продуктовом магазине. В тот день было немного покупателей. На кассу подошла пожилая женщина. Я её обслужила. Пожилая женщина меня привлекла озадаченным взглядом на покупку. По ней было видно, что она много набрала продуктов и не знала, как это тащить домой.

– Далеко нести? – я спросила у неё.

– Да, – ответила пожилая женщина.

Мне стало почему-то жаль старушку

– Давайте я вам помогу, – набилась я.

Она не стала сильно отказываться. Я попросила меня подменить на кассе, так как у меня был законный обед. Жертвуя своим обеденным временем, я помогла пожилой женщине.

По дороге я с ней познакомилась и она охотно рассказала о своём положении. Антонина Ивановна рассказала, что уже в свои 78 лет ей никто не помогает. Сына похоронила – умер от рака.

Дочь неблагополучная спивается потихоньку и не вспоминает о своей матери. Проводив её до квартиры мы с ней попрощались. Она меня отблагодарила добрым словом и пожелала хорошего жениха. Я ей с улыбкой сказала, что уже замужем и имею двоих детей.

Потом мы не раз ещё виделись. Я ей так же помогала донести сумки с продуктами. Антонина Ивановна постоянно приглашала на чай после этого. Так у меня проходили обеды – за чаем и угощениями. Она уже знала моё расписание смен и приходила именно в мою смену.

Однажды, я на работе Антонину Ивановну не увидела. Я с трудом дождалась конца смены. После рабочего дня я быстро помчалась к ней домой и стала стучать в дверь. После длительных попыток достучаться в квартиру, сзади меня раздался женский и недовольный голос:

– Чего ломишься?!

– Я к Антонине Ивановне, – резко повернувшись, ответила я.

Это была соседка напротив по лестничной площадке

– Ты Вика? Подруга Антонины? Много она о тебе рассказывала

– Да, – ответила я.

– Вчера похоронили Антонину. Вот тебе записка от неё. Просила передать, когда её увозили с сердечным приступом, – протянула соседка, сложенный листик, трясущейся рукой.

Я положила этот листик в карман, была в шоке и не могла читать, пришла домой будто в тумане, рассказала мужу об этом. Он уже давно знал об Антонине Ивановне. О листике я забыла. Нашла его, когда я собиралась стирать вещи и проверяла карманы. Там было написано не аккуратным почерком, так как скорее всего писала она эту записку уже в плохом состоянии. В письме было следующее:

«Вика, мне больше некого попросить. У меня есть внучка Даша. Она от той самой неблагополучной дочери. Дочь лишили родительских прав, и сейчас внучка находится в детском доме. Я её навещала каждые выходные дни. Я хотела бы попросить тебя, навещать её по мере возможности.

И позвони по этому номеру…»

Внизу записки был написан номер. Набрав его, я услышала мужской голос. Объяснив мужчине всю ситуацию, он сразу понял с кем ведёт разговор и пригласил меня приехать по одному адресу.

Мы поехали с мужем вместе по этому адресу. Как оказалось это была нотариальная контора. Там нам огласили завещание Антонины Ивановны. Она переписала квартиру.

На выходных мы с мужем поехали в детский дом, где нас приняли и привели нам Дашу. Это была светловолосая 10 летняя девочка. Она нас так очаровала, что по приезду домой, мы решили удочерить. Дети наши уже довольно взрослые приняли, как свою.

Спустя три года после событий, я с мужем поскандалила очень сильно. Поссорились мы из-за пустяка. Муж ушёл из дома к матери своей и целый месяц не появлялся. Всё ж таки он вернулся домой, и стали жить как раньше.

Прошло ещё 7 лет. Даша уже выросла. Квартиру, которая нам досталась от её бабушки переписали на неё. Но она не спешила переезжать туда. Она сдавала квартиру свою, а жила с нами. Вся семья, как и раньше, жила в одной квартире. Взрослые дети не стали бежать из семейного гнезда.

Одним будним вечером я ждала с детьми мужа с работы. Он опаздывал. Вдруг я услышала, как муж входит в дом и я побежала встречать его. Но на пороге он был не один. Муж держал за руку маленького мальчика.

– Я тебе сейчас всё объясню, – начал муж.

Я понимала, что этот ребёнок не чужой

– Пойдёмте кушать, – я перебила неуверенные попытки начать разговор со мной, – всё потом

После ужина, когда детей уложили спать, состоялся долгий разговор.

– Это было семь лет назад? – начала я.

– Да. Только знай, люблю я тебя. Это было тогда, когда мы с тобой поссорились и я ушёл жить к матери. Там я долго пил. Так меня пьяного приютила Лена. С тобой я тогда думал всё… Думал, что не вернусь. Пожив у неё 2 дня, понял, что это не мой человек. Постоянные у неё пьянки, гулянки. Вот я и ушёл. А это мне сегодня позвонили, чтобы срочно приехал. Не знаю, как они меня нашли. Когда я приехал, то увидел жуткие условия для проживания. Лена ничего мне не сказала. Сказала лишь своему сыну: «Гляди , твой папка приехал». Малыш ко мне подбежал и обнял мою руку. Потом Елена объяснила, что взялась за них опека. И если я с собой не заберу, то пацана заберут в детский дом – муж излил мне всё, – скажешь сдать его в детский дом?! Сдам! Я его не растил

Я остановила мужа и сказала, что утро вечера мудренее. Мы легли спать. На утро я проснулась и смотрела на мальчика. Он был так похож на моего мужа. После этого я поняла, что он наш и никуда его не отдадим