Просмотров: 1400

И вот я услышала от моей 14-летней дочки: “Мама, что такое минeт?”

Меня этот вопрос застал врасплох. А вы как бы почувствовали себя в такой ситуации?.. Дочке 14 лет. Воскресный вечер. Она сидит в нашей малюсенькой столовой,

Дочке 14 лет. Воскресный вечер. Она сидит в нашей малюсенькой столовой, ест любимую (не шучу) манную кашу, читает что-то по-русски… Идиллия. И вдруг такой вопрос.

Так, без паники. Надо выиграть время…
“Сейчас, кофе доварю и приду к тебе. Не хочу кричать.”
Полторы минуты выиграла.
Что отвечать? Послать к папе? Это он у нас доктор. Причем здесь доктор? Тем более что он недавно анекдот на тему рассказывал, вся соль которого в том, что мальчикам и девочкам по разному объясняют (дают-берут). Не стоит осложнять ситуацию.
Посоветовать в словаре поискать? В каком? Даля? Нет такого слова у Даля. И вообще такого слова нет. Это французский сленг. Есть “феллацио” и “кунилингус”. Нам Ханга все объяснила.
Что у меня с кофе? Время еще есть.
Так. В моей родной психушке, нам приходилось проводить экспертизу. По заказам разнообразных организаций. Отказываться от такой “нагрузки” было не принято, но работу можно было сделать честно и добросовестно. Однажды принесли нам некоторый текст. С просьбой проверить, не порнография ли? Как текст назывался, я не помню. Вроде:”Техника современного секса.” Фотокопии. Текст и фотографии. Параллельно с такой же просьбой обратились в местный пединститут. Те не глядя постановили, что да – порнография. А мы мудрить стали, про критерии заговаривать. Про эротику вспомнили. А лейтенант, или кто он там был, пальцем в текст тычет и говорит: ”А вот это слово разве не порнография?”
В то время у нас в лаборатории снимала комнатушку за перегородкой группа вычислительного центра. Не безвозмездно. Они нам результаты психологических обследований на компьютере обрабатывали. В 84-85 году. А!
Девочки из ВЦ не удержались и приняли участие в обсуждении. Из соседней комнаты. Лейтенант аж побледнел. Конспиратор хренов. А девочки кричат: “Какое там слово? Минет, что ли? Пусть сюда идет, мы ему разъясним.”
Короче, мужика того, владельца и распространителя мы отстояли. Да и времена уже были не строгие. Начало перестройки.
О чем это я? Мне же отвечать надо. И тон правильный взять. Ханге хорошо, ее учили. Она профессионалка. Стоп. А я кто? Я тоже крутая профессионалка. А профессия моя предусматривает прежде всего уточнение понятий и контекста.
Сколько у меня секунд осталось?
“Доченька, что ты читаешь?“ Пять секунд.
“Унесенные ветром”, про Скарлет.” Так! Не было там минета. Там была Гражданская война, Ку-клукс-клан и ханжество. Куклуксклановцы в публичный дом для конспирации пошли и от ханжества глаза закрывали. А минета там не было. Снимаю кофе с огня. “Доченька, прочти мне все предложение, чтобы я могла объяснить в связи с контекстом.” Была не была.
“Минет много лет, прежде ,чем Скарлет поймет…”
“Минет” поправляю я ударение, ставя его на первом слоге. Это глагол первого спряжения, совершенной формы. Неопределенная форма, или инфинитив – миновать. Обозначает это слово…
Дальше следует короткий, но занудный урок грамматики. Чтобы неповадно было.
—Ольга Штерн