Просмотров: 116

Спасайте ребенка, если что

Мне вдруг стало ясно всё! Абсолютно всё!!! Как мы, как жизнь наша земная устроена. И что смерти нет – ясно стало. Поймите, девочки, ее нет!.. СОВСЕМ!!!

– Мой уже кроватку купил и коляску. Мы до рождения ничего не покупали, говорят, примета плохая, – сидя на кровати, без умолку говорила самая молоденькая в палате – Лиза. Её через день уже выписывали с новорожденной дочкой. – Димка сказал, хорошо, что первая девочка. Подрастет – помогать будет. Мы второго хотим обязательно. А вы уже всё купили? – А у меня свекровь всё купила – сыну не доверяет, – тихо сказала Таня, приложила палец к губам и взглядом показала на третью койку. – Не говори так громко. Пусть она поспит. Её с вечера из реанимации перевели. А то нам детей скоро кормить принесут. Они обязательно орать будут – точно ее разбудят. – А что у неё? Потеряла ребенка? – округлила глаза Лиза. – Точно не знаю… вроде живой, – шепотом ответила Таня.

Женщина на третьей койке зашевелилась и с трудом повернулась к соседкам. Она была явно старше Лизы и Тани. – Да не шепчитесь вы. Не сплю я. Жива моя девочка! Просто сил у меня пока нет. – Ой, извините, – ответила Лиза, и ей стало неудобно, что её услышали. – Лиза, готовься, детей везут, слышишь? – Таня легла поудобнее для кормления. Сестра завезла тележку. В ней в прозрачных люльках, как птенцы, разевали ротики и пищали голодные малыши. – Мамочки, разбирайте! – сестра дала орущие кулечки Лизе и Тане. – А тебе, милая, сказали не раньше завтра, – сообщила она соседке. – Спасибо, я знаю, – тихо со счастливой улыбкой произнесла женщина.

Сытых малышей скоро увезли. А женщина с третьей койки с трудом встала и медленно подошла к окну: – Лето в разгаре, тепло как, – прошептала она. – Листья на деревьях зелёные… прямо, как изумрудные. Красота-то какая! Асфальт в щербинках весь – блестит, облака в небе… Представляйте, я всё это вижу! Я живу! – она оглянулась на соседок, поймав на себе их удивлённые взгляды. Помолчала, опершись о подоконник, а потом вновь заговорила: – У нас дочка была. Уже школу окончила… С компанией поехали на водохранилище с ночёвкой праздновать. Выпили немного… купались… А Юля и плавать-то толком не умела… Я думала – не выживу. Муж, молодец. Спасибо ему – поддержал. Как-то жить стали дальше… Но все, как во сне. А тут вдруг – я беременна! А мне уж почти сорок пять. Только кесарево! А роды раньше начались. Муж сказал врачам, если что – Анечку спасайте! Это я – Анна. А я уже в родовой сказала им, если будет выбор – спасайте девочку. Я жить не хочу, если опять доченьку потеряю! Анна посмотрела на притихших Лизу и Таню и продолжила: – С кесаревым не успели – роды пошли неожиданно. Они мне кричали: «Давай, задушишь ребенка! Соберись, не теряй сознание! Кесарить уж было поздно. Я услышала, как малышка закричала, и больше ничего не помню…

И вдруг… Анна опять внимательно посмотрела на Лизу и Таню. – Не знаю, может, вы подумаете, что я рехнулась, но мне выговориться надо. Много слышала о подобном, но не думала, что сама такое испытаю. В общем, тоска на меня накатилась немыслимая. Где я, что я – никак не пойму. Потом ощутила – не на Земле я. Я – маленькая точка. Себя не вижу, не ощущаю, и темень вокруг. Страшно – слов нет. Никогда такого дикого одиночества в жизни не испытывала! Потом понемногу отступать одиночество стало. Анна глубоко вздохнула… – И вдруг чувствую – приближается ко мне что-то. Надвигается, теплое, светлое, доброе что-то. Но что непонятно – формы нет. И… даже не могу передать – слов не подберу. ЭТО общается со мной. Не словами, не мыслями, не образами. Не могу выразить, что это было, чтобы это передать.

Мне вдруг стало ясно всё! Абсолютно всё!!! Как мы, как жизнь наша земная устроена. И что смерти нет – ясно стало. Поймите, девочки, ее нет!.. СОВСЕМ!!! А ещё я поняла – там мой дом – хорошо там! Остаться там хочу – не хочу уходить! Лиза и Таня молчали, не перебивая. А Анна продолжала: – И тут вдруг издалека крик – детский голос я услышала. Тихий, слабенький. И… мне велели вернуться. Не хотела совсем возвращаться… Но дали понять – надо – не время ещё. А как время придет – тогда да. Все там будем!.. Анна перевела дыхание… – Возвращали меня тяжело. Я, словно из точки вновь плоть обретала! Я, будто зародыш, эмбрион. Нарастали с болью мои кости, мышцы… Да так, что трещали сухожилия! Лиза и Таня, словно замерли и оцепенели от нахлынувшего на них волнения. – Думала, разорвет меня – боль адская. Словно выросла я из атома, не чувствуя времени – в мгновение ока… А потом вдруг слышу… голоса, свет, плывет всё вокруг! – Вернулась, вернулась она, все нормально! И врачи надо мной колдуют… – Не знаю, что это было. Но ТАМ я поняла про жизнь.

Жаль, что все помнить не позволили. Только теперь для меня все ценно. Каждый лист или травинка. Каждая секундочка. Все это бесценно! А ещё я теперь знаю – жизнь и там есть! Пусть не в той форме, как здесь… А только не кончается она никогда! Бесконечна она – жизнь наша светлая! А пока… Чувствовалось, что Анна устала. Она вернулась на свою коечку. – А пока… Живите, девчата, на всю катушку! Любите, берегите близких. И жизнь любите – наслаждайтесь ею! Эх, лето, какой же воздух сладкий! А у нас с Витей доченька маленькая… И Анна зарыдала в голос, оплакивая всё, что было пережито… И даже радость нежданную оплакивала. Лиза с Таней полночи её успокаивали. *** Лиза и Таня выписались с детишками… В один день. Дима расцеловал Лизу и доченьку у дверей роддома. – Ты как-то изменилась… – Как? – вздрогнула Лиза. – Да у тебя какая-то вселенская мудрость в глазах. – Ну, да! Конечно! Я ведь человека родила – доченьку нашу! Это ведь чудо необыкновенное, понимаешь?! Лиза обняла мужа и подняла глаза к окнам своей палаты. У окна стояла Анна и махала ей и Тане из окна. – Боже! Как хорошо! Спасибо, что ты нам все это рассказала, – тихо шепнула ей Таня.

И ее муж уже бежал к ней, взял малыша, поцеловал Таню. А она теперь, как никогда, чувствовала, как прекрасна, как чудесна жизнь! Как сверкает лужа на асфальте! Птицы радостно щебечут и парят в небе! Теперь и Таня всё это видела уже по-другому… И пусть будет счастлива эта необычная, странная женщина Анна и её маленькая дочка! Жизнь дала ей ещё один шанс! Значит, она это заслужила…